среда, 30 января 2013 г.

80 лет назад...

«Der 30. Januar 1933», художник Arthur Kampf, 1939
30 января 1933 года. Сегодня ровно 80 лет с того момента, как президент Германии Пауль фон Гинденбург назначил на должность рейхсканцлера Адольфа Гитлера. Окончилась Веймарская республика и наступил период Третьего Рейха. Современные конспирологи любят посудачить о том, что Гитлера создали евреи, американские плутократы или большевики. Однако все это не имеет ничего общего с исторической правдой. На тот момент в охваченной экономическим и политическим кризисом Германии уже не оставалось никаких других фигур, которым реально можно было бы вручить руль управления страной. Шлейхер и фон Папен, поочередно побывав на посту рейхсканцлера, полностью себя дискредитировали, а вполне  компетентный Брюннинг вызывал всеобщую ненависть. Оставался только Адольф Гитлер, лидер НСДАП – баварской партии, которая за сравнительно короткое время набрала популярность и силу по всей Германии, и уже несколько лет целеустремленно шедший по конституционному пути к верховной власти.
Лоббирование кандидатуры Гитлера многими авторитетными немецкими деятелями было далеко не случайным. Можно много рассуждать о спонсировании партии промышленными магнатами и их расчетах на то, что будущий фюрер будет лишь марионеткой в их руках. Забывается главное – предлагаемый Гитлером путь вывода страны из кризиса отвечал надеждам и чаяньям многих немцев из самых разных слоев общества – от сытых владельцев роскошных дворцов и поместий, до полуголодных обитателей рабочих трущоб. Никто из немецких политиков не мог предложить альтернативного пути выхода из сложившейся в стране критической ситуации. А то, что кто-то рассчитывал вертеть Гитлером по своему хотению – это уже проблемы их, а не Гитлера.
«Конституция предписывает нам только методы, но не цель» - эти слова будущего рейхсканцлера наглядно продемонстрировали отказ от силовых методов и принятие правил игры демократов. Забавно, но все сводится к тому, что не сверни Гитлер с прежнего пути – пути захвата власти при помощи силы (который уже один раз привел его в тюремную камеру), то он так бы и остался в истории неудачником и мало кому известным политическим маргиналом.
Поразительно, но назначение Гитлера произошло в момент, когда НСДАП находилась в тяжелом положении: финансовые резервы партии были исчерпаны, а силы подорваны годами тяжелейший борьбы. Партия начала терять популярность среди избирателей, а некоторые функционеры теряли уверенность. Все изменилось за одну ночь и факельное шествие штурмовиков под Бранденбургскими воротами символизировало начало новой эры в истории Германии, Европы и Мира. Завершился демократический хаос, парламентская неорганизованность и бесконечная говорильня, наступила тоталитарная стабильность. Хотя и достигнутая жесткими, а подчас и жестокими методами, эта стабильность поддерживалось абсолютным большинством населения Германии, что подтвердили последующие волеизъявления немецкого народа.
Однако все это было чуточку позже. А 30 января 1933 года, тогдашние элиты в Берлине, Вашингтоне, Париже, Лондоне, ни, тем более, в Москве так и не поняли, что же случилось на самом деле, и к каким последствиям это может привести. За одну ночь поменялась Германия, а вместе с ней пришел в движение и остальной Мир.


воскресенье, 27 января 2013 г.

Имамы дивизии СС "Ханджар". Часть 1. / Imams of the SS-Division "Handschar". Part 1.

Сегодня я продолжу серию небольших очерков о мусульманах в войсках СС. Создание 13-й добровольческой горной дивизии СС «Ханджар» из боснийских и хорватских мусульман символизировало настойчивое стремление СС привлечь на сторону Третьего Рейха исламский мир. С этим формированием эсэсовское руководство связывало большие надежды и для его создания пошло на ряд серьезных уступок. Чего стоит только специальная модификация униформы войск СС под мусульманские стандарты, появление фески в качестве головного убора в германской воинской части, причем даже немцы из этой дивизии были вынуждены ее носить. Почетное наименование – «Ханджар» (так именовался короткий меч – ятаган), дивизии было присвоено по личному приказу Адольфа Гитлера, 15 мая 1944 года [NARA, ff0392]. Ярко выраженный религиозный характер дивизии СС «Ханджар» также подчеркивался введением в ней института имамов, которые на тот момент должны были стать первыми военными священниками в войсках СС.
Решение о том, что в мусульманской дивизии СС появятся имамы было принято в Главном оперативном управлении СС 10 мая 1943 года. В этом же приказе отмечалось, что кандидатуры имамов должны были быть согласованы с Великим Муфтием Иерусалимским Амином Аль-Хусейни [NARA, ff0666]. Муфтий был главным идеологом вербовки исламских священнослужителей в дивизию. К этому моменту балканские мусульмане жестоко страдали от репрессий четников и партизан НОАЮ, так что зерна упали на благодатную почву. Имамы вступали в дивизию добровольно, как правило, «по наводке» меджлиса в Сараево. Один из них, Джемаль Ибрагимович, вспоминал, что летом 1943 года его вместе с другими пригласили в Улема-Меджлис в Сараево, где рассказали о сложной ситуации, в которой оказались мусульмане Восточной Боснии из-за атак четников. 22 июня 1943 года Ибрагимович добровольно вступил в дивизию, поскольку считал, что «мы должны защищать себя», впоследствии став имамом зенитного дивизиона [Lepre, p.71].
Среди завербованных в дивизию имамов не было однородности – часть из них прежде были школьными учителями, некоторые изучали религию в Каире и Александрии, при этом большинство имели за плечами службу в югославской королевской армии.
Для подготовки имамов обергруппенфюрером СС Готтлобом Бергером в Берлине были организованны специальные «Учебные курсы имамов», длительность три недели. Здесь имамами изучались такие дисциплины как «Войска СС: организация и звания», «История национал-социализма», немецкий язык. Кроме теоретических занятий, имамы обучались и обращению с ручным оружием. Параллельно их знакомили с немецкой культурой – имамы побывали в берлинской опере и на экскурсиях в замке Бабельсберг, Потсдаме и в других местах. Достигнутые итоговые результаты показывают, что создание этих курсов было успешным шагом и полностью себя оправдало.
Значительное влияние на эти курсы вообще, и на дивизию СС «Хандшар» в частности оказывал Муфтий Иерусалима Амин Аль-Хуссейни, один раз даже почтивший их своим визитом и адресовав дивизионным имамам несколько речей. В тех условиях основной задачей было показать связь национал-социализма с Исламом. На совместных консультациях Муфтия и немецкой стороны было решено, что личному составу дивизии СС «Ханджар» будут объяснять, что «национал-социализм – это немецкая национальная идеология, а Ислам – арабская, и что обе они борются против общих врагов – Иудаизма, англо-американцев, коммунизма, масонства и Ватикана». На передний план выносились общие моменты – воинственность, национализм, «этно-культурные концепции» [Lepre, p.72].
При этом, со своей стороны, немецкое руководство полностью осознавало важность существования института имамов в дивизии как проводников идеологической подготовки. Не зря рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер в своей известной речи в Познани 6 октября 1943 года назвал имамов «идеологическими учителями в батальонах» [Lepre, p.76]. Вторил ему и командир дивизии бригадефюрер СС Карл фон Зауберцвайг: «Имамы – это опекуны Ислама в дивизии. Они используют силу религии для обучения чинов дивизии и превращения их в хороших солдат войск СС» - писал он в апреле 1944 года [NARA, ff0523]. На имамов возлагалась духовное попечительство над личным составом, организация похорон погибших в бою, проведение идеологических и образовательных занятий (одна из тем – «Почему мусульмане должны служить в войсках СС»), забота о моральном духе и климате в частях и воздействие на солдат личным примером.
Немцы направили имамов в каждый батальонный и полковой штаб дивизии СС «Ханджар», включая сюда и должность «имама дивизии». Все имамы носили офицерские звания, от ваффен-унтерштурмфюрера и выше, в зависимости от должности и обмундировывались в униформу войск СС; головным убором была принятая в дивизии феска. Существенной особенностью было то, что имамы носили личное оружие – этим они коренным образом отличались от военных священников Вермахта и капелланов христианских конфессий других инонациональных частей войск СС, которые оружие не носили.
Характерно, что многие немецкие офицеры, в отличие от вышестоящего руководства, поначалу не осознавали, зачем в их части нужны имамы, так что командиру дивизии Зауберцвайгу приходилось прилагать серьезные усилия для разъяснения командирам частей значения имамов и как их с пользой использовать [NARA, ff0430].
В целом же, впечатление имамы производили вполне благоприятное, за некоторыми исключениями. Один из бывших чинов дивизии охарактеризовал их как «очень интеллигентные и совсем не фанатики». Не зря историк Г. Лепре отметил, что даже по сегодняшним меркам их нельзя охарактеризовать популярным термином «фундаменталист».
Что касается самих имамов, то они быстро вошли в курс дела и прониклись идеалами и ценностями войск СС. Ярким подтверждением этому служит статья в дивизионной газете имама Хусейна Дзёзо. Среди прочего Дзёзо отметил: «Никогда еще в истории ни на одного солдата не возлагалось столько ответственности, чем на сегодняшних эсэсовцев. Это нелегко – отбросить старый мир и на его руинах создать новый, с новыми восприятиями, в месте, где раньше действовали лишь негативные и деструктивные силы…. Сегодняшний эсэсовец имеет две задачи:
1. Убрать все отрицательные силы из современной жизни, и направить ее на путь улучшения и счастливого будущего для Европы и всего человечества»;
2. Создать новый мир, в котором каждый имеет ценность для сообщества в соответствии с его заслугами и достижениями» [Lepre, p.78].
 Впоследствии, 21 апреля 1944 года, в небольшом отеле в Губене (находился в собственности СС) был организован «институт имамов», для обучения мусульманских клириков. На открытии присутствовали Готтлоб Бергер, Муфтий и имамы Хусейн Дзёзо и Харис Коркут. Торжественные речи произнесли Муфтий и имам Дзёзо (последний заметил, что "институт сыграет важную роль в деле упрочения связи между миром Ислама и национал-социалистской Германией"). Однако про работу этого "института" информации практически нет.
И что же мы имеем в итоге? Как бы странно это не звучало, но в массе своей имамы дивизии СС «Ханджар», за редким исключением, оказались серьезными подвижниками в деле воспитания боснийских добровольцев мусульманского вероисповедания в духе войск СС. Показательно, что одну из ведущих ролей в подавлении мятежа в саперном батальоне дивизии 16-17 сентября 1943 года (известен как «Мятеж в Вильфранше») сыграл имам батальона Халим Малкоч, награжденный за это Железным крестом 2-го класса. Во многом благодаря воздействию имамов на личный состав, дивизия СС «Ханджар» показала неплохую боеспособность, и даже заслужила среди немецкого командования репутацию «высококомпетентного антипартизанского формирования» [Романько, с.191]. Среди имамов дивизии было много ярких, интересных личностей, прочно вошедших в историю войск СС. О некоторых из них я расскажу в одном из следующих своих очерков.
Ну и в конце интересный факт – практически все имамы курили, «дымили как пароходы», вот она мода 30-х годов на курение и суровые военные реалии в действии.
Источники и литература:
Романько О. Мусульманские легионы во Второй Мировой войне; 
Lepre G. Himmler’s Bosnian division;
National Archive / NARA T-175, roll 70.

Немецкий военный фотограф запечатлел для истории намаз в дивизии СС "Ханджар". Ноябрь 1943 года



пятница, 25 января 2013 г.

Фотографии из архива: противотанковый дивизион дивизии СС "Ханджар" / SS-PzJagAbt 13

Пока в Мали проходит операция "Сервал", продолжим публикацию материалов о взаимоотношениях стран Оси с Исламом. В Национальном архиве США хранится большое количество трофейных нацистских фотографий. Среди них - фотосессия, демонстрирующая инспекцию 13-й добровольческой горной дивизии СС "Ханджар" рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером, 13 ноября 1943 года. Данная дивизия была сформирована на Балканах из добровольцев мусульманского вероисповедания и предназначалась для борьбы с югославскими партизанами.  Мусульманский характер части подчеркивался введением в дивизии института имамов. Эсэсовское руководство уделило большое внимание формированию и оснащению "Ханджар", направив в нее не самых последних офицеров и неплохое вооружение. На представленных вашему вниманию фотографиях Гиммлер инспектирует 13-й противотанковый дивизион СС. Командиром дивизиона был гауптштурмфюрер СС Герхард Дирих (Gerhard Dierich), а имамом - ваффен-унтерштурмфюрер Касим Масич (Kasim Masic).


 Гиммлер приветствует гауптштурмфюрера СС Герхарда Дириха, командира 13-го противотанкового дивизиона СС. На следующем фото Дирих показывает рейхсфюреру СС и сопровождающим его лицам свое "хозяйство". Крайний справа - небезызвестный Герман Фегеляйн, будущий свояк Гитлера, закончивший свой жизненный путь перед расстрельной командой в осажденном Красной армией Берлине.

 Расчеты противотанковых орудий демонстрируют рейхсфюреру СС свое мастерство. Крайний слева офицер в светлой шинели - адъютант дивизии Гетц-Беренс фон Раутенфельд. Интересно, что личный состав дивизии в качестве головного убора носил традиционные мусульманские фески. Однако на этих фото и солдаты и офицеры носят обычные горные кепки, пилотки и фуражки.




 Гиммлер внимательно наблюдает как артиллеристы управляются с мощным противотанковым орудием PAK-40. Не забываем, что рядовой состав обслуживающий эти пушки - мусульманские добровольцы. Второй справа - командир дивизии бригадефюрер СС Карл фон Зауберцвайг, также человек интересной судьбы.
 А здесь фотограф вывел на первый план юного добровольца войск СС. Оказывается, "сыны полка" были не только в РККА. Имя его к сожалению остается неизвестным.
Юный солдат СС крупным планом.







понедельник, 7 января 2013 г.

Дуче и мечеть

В свете современных тенденций исламизации Европы, и разного к ней отношения со стороны социалистических и национальных сил, не лишне будет обратиться к не таким уж и давним историческим примерам. Например, многие удивятся, когда узнают, что основатель фашизма Бенито Муссолини ратовал за возведение в Риме мечети. Об этом свидетельствует запись в в дневнике министра иностранных дел Италии графа Галеаццо Чиано, от 11 апреля 1939 г. (аккурат после итальянской аннексии Албании):

"Я сообщил Пиньятти о решении дуче воздвигнуть в Риме мечеть, учитывая, что сейчас 6 млн. итальянских подданных являются мусульманами... Ватикан пришел в ужас от этой идеи... Но дуче принял решение, и его поддерживает король, который всегда активно участвует во всякой антицерковной политике. Я лично не вижу никакой необходимости в подобной вещи и, во всяком случае, я был бы больше склонен воздвигнуть мечеть в Неаполе, потому что этот город... служит мостом между нами и нашими африканскими владениями. Поскольку это предложение касается албанцев, мы понимаем, что они - атеистический народ, который предпочел бы мечети повышение заработной платы". (с)
Вот такая вот гримаса истории.



Муссолини вместе с Этторе Мути и другими сановниками своего режима.
(источник фото: NAC)