суббота, 19 июля 2014 г.

Дивизия СС "Галичина" боевое расписание на момент формирования

Как всегда, разбирал документы Главного оперативного управления СС и наткнулся на такую вот интересную штуку - боевое расписание (в простонародье Глидерунг) добровольческой дивизии СС "Galizien" на момент ее формирования в 1943 году. Выкладываю, для всеобщего обозрения.

суббота, 5 июля 2014 г.

"Моральный дух русских очень невысок"

Недавно мне в руки попал журнал боевых действий немецкого 76-го танкового корпуса, сражавшегося в Италии - документы за период первой половины 1944 года. Не могу сказать, что итальянский ТВД Второй Мировой это моя тема, однако, как оказалось, здесь тоже происходило много чего интересного и у нас совершенно неизвестного (да и откуда нам узнать об войне на "Аппенинском сапоге", если за все время у нас не вышло и пяти книг посвященных "итальянскому полю боя" - навскидку разве что мемуары фон Зенгера и Кессельринга). В общем, возможно стоит над этой темой мне немножко поработать. Но это в будущем.
Русские добровольцы и
немецкие солдаты в Италии

Так вот, листая этот ЖБД, мне удалось найти любопытную информацию касательно восточных частей Вермахта в Италии. Совсем маленькое упоминание, но все же весьма интересное. Итак, 30 апреля 1944 года на фронт против англо-американских войск был брошен один взвод 3-го (восточного) батальона 955-го гренадерского полка (III. (Ost) / G.R. 955.) 362-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Хайнриха Грайнера. Командиром этого взвода был русский лейтенант, который, как гласят сухие строки отчета журнала боевых действий, сразу же отказался воевать против англичан. Далее следует: "Моральный дух русских очень невысок". Все, больше никаких упоминаний об этом русском взводе на итальянском фронте в ЖБД корпуса нет, и можно только догадываться, что стало с этим лейтенантом и какой была судьба его солдат.
Русские солдаты на Итальянском фронте

Однако в наших силах проследить историю и дальнейшую судьбу этого батальона. Для начала отметим, что речь здесь идет 556-м восточном батальоне. Изначально он не создавался для боевых действий, ведь этот батальон был сформирован в январе 1943 года в XVII военном округе в Австрии, в качестве батальона заводской охраны. Однако уже в феврале 1943 года он, как боевая часть, был отправлен на Восточный фронт, в состав группы армий "Юг" фельдмаршала Эриха фон Манштейна. На южном фланге советско-германского фронта в этот момент шли тяжелейшие бои, в которых решалась судьба всего Восточного фронта и немцам были нужны все имеющиеся резервы, в том числе и такие. Затем, в декабре 1943 года батальон был переброшен в Италию, а в январе включен в состав 362-й пехотной дивизии как 3-й батальон 955-го гренадерского полка. Для того времени это была обычная практика, когда немцы на Западном фронте и в Италии испытывая острую нехватку личного состава вливали восточные батальоны в ряд линейных дивизий сухопутных сил, как составные части немецких полков. Уровень боеспособности таких батальонов обычно был невелик, однако на бумаге немецкому командованию удавалось поддерживать удовлетворительную численность частей.
Так вот, в мае 1944 года этот батальон практически полностью сдался в плен союзным войскам. Что тут сказать - учитывая вышеупомянутую информацию, такой результат кажется вполне закономерным. В целом, анализ участия восточных частей Вермахта в боях с западными союзниками показывает, что основная масса этих батальонов и рот создавала союзникам одну единственную трудность - как обеспечить конвоирование на пункты сбора и последующее снабжение очередных трех-четырех сотен пленных. Причины этого нам видятся в следующем:
1. Личный состав восточных батальонов базирующихся в Европе был готов нести спокойную охранную службу, но не воевать и тем более - не умирать; 
2. Крайне слабое вооружение и оснащение личного состава.
Иногда в качестве причин приводят якобы дружеские чувства русских к западным союзникам или их желание сражаться только против большевизма, но никак не против англо-американцев, однако по понятным причинам, иначе как глупостью такие объяснения не назвать.
Первая полоса одного из выпусков газеты
добровольческих частей "Доброволец" 

Все же, честь русских добровольцев немецкой арии, спасли некоторые исключения из общей печальной картины - отдельные восточные части геройски сражались против американских и английских войск, как например, 439-й восточный батальон (4-й батальон 726-го гренадерского полка 716-й пехотной дивизии), а также 441-й, 635-й и 642-й - все они отчаянно дрались в Нормандии и даже были упомянуты в немецких сводках.
Что касается 556-го восточного батальона, то из его остатков немецкое командование сформировало новый отдельный батальон, включенный в состав немецкой 10-й армии. В качестве охранной части 556-й восточный батальон и использовался до конца войны.
А к итальянской теме мы возможно еще вернемся.

 

четверг, 3 июля 2014 г.

Трамвай в Харькове в период оккупации 1941-1943

3 июля отмечается день харьковского трамвая. В связи с этим я подготовил небольшой очерк об истории трамвая в период немецкой оккупации города в 1941-1943 годах.
Одним из наиболее малоизвестных и поэтому интересных вопросов в истории немецкой оккупации является функционирование в оккупированной нацистами Украине различных систем жизнеобеспечения больших городов, к которым относится и работа общественного транспорта. В советское время все эти вопросы замалчивались и только после того, как Украина стала независимым государством, архивы – рассекречены, ученые получили возможность объективно исследовать события трагических 1941-1945 годов. Одним из таких белых пятен истории является существование в оккупированном Харькове трамвая. Об этом факте не вспоминается ни в одной исторической работе, поэтому мы и решили восполнить этот пробел, опираясь на документы Государственного архива Харьковской области.
После создания в оккупированном Харькове городской управы на повестку дня встал актуальный вопрос: «Как обеспечить жизнедеятельность большого города?». Одной из важнейших задач была организация в потрепанном войной Харькове движения общественного транспорта. Как нам кажется, при этом Городская управы руководствовалась следующим причинам: 1) показать населению, что жизнь постепенно входит в мирное русло; 2) при помощи общественного транспорта обеспечить доставку работников к рабочим местам; 3) заработать дополнительные средства.
С этой целью 1 ноября 1941 года, то есть через 6 дней после захвата Харькова частями Вермахта, в городе было создано специальное Управление трамваев и троллейбусов во главе с М.М. Подхалюзиным. Главным бухгалтером нового управления был назначен О.И. Олейников. Управление размещалось по адресу переулок Пискуновский, 16.
Свежесозданная  контора сразу же приступила к работе. По предварительным планам предполагалось наладить эксплуатацию в городе и трамвая и троллейбуса уже в марте 1942 года. Однако по объективным причинам с троллейбусом не сложилось – не хватало горючего, а с пуском трамвая произошла трехмесячная заминка. По нашему мнению, ее причинами стали, во-первых – тактика «выжженной земли», которую применила Красная армия при отступлении из города. И действительно, во время отступления советских войск в Харькове были уничтожены телеграф, водопровод, АТС, бани, хлебозавод, мельницы и так далее. Система жизнеобеспечения не функционировала. Во-вторых – прифронтовой статус Харькова, вокруг которого как раз весной 1942 года развернулись боевые действия больших масштабов, а следовательно, городским властям было не до трамвая. Когда же боевые действия перенеслись дальше на Восток, под Сталинград и на Кавказ, то в городе воцарился временный покой, и можно было начать работать.
Как бы там ни было, но пассажирское движение трамвая началось 13 июня 1942 года. Функционировал трамвай ровно три месяца, до 12 сентября 1942 года. За это время всего трамвай проработал только 66 дней, из которых 22 дня – ограничено (с 5 часов до 8, и с 15 до 18:30), исключительно для перевозки военных и рабочих заводов по льготным билетам.
 Это может показаться удивительным, однако организация трамвая в оккупированном Харькове в разгар тотальной войны не оказалась убыточным предприятием, хотя и больших прибылей тоже не принесла. Так, по предварительным подсчетам от эксплуатации трамвая планировалось получить 4393 тысяч рублей, а фактически Харьковская городская управа получила от этого 494,8 тысячи рублей чистой прибыли, что является очень неплохим результатом, учитывая то, что трамвайное движение было пущено на три месяца позже запланированного срока.
Цена за проезд была неодинаковой для разных категорий населения: 1,50 рубля, 2 рубля, 2,5 рубля. Очевидно, что меньше всего платили работники, которые передвигались к рабочим местам и военнослужащие – и те, и другие имели льготные билеты.
Статистическая графическая сводка
функционирования трамвая хранящаяся в архиве
В нашем распоряжении есть статистические данные, которые помогают выявить много интересных фактов о работе харьковского трамвая. Так, в 1942 году было перевезено 1 150 582 пассажира, и сделано при этом 205 196 вагонокилометров. В 1942 году было проведено капитальных работ на 378,2 тысячи рублей, из которых 377,4 потрачено на восстановление поврежденного трамвайного хозяйства. На 1 января 1943 года в трамвайном парке работало 158 человек, из которых рабочих– 144, инженерно-технический персонал – 6, служащих – 5, обслуживающий персонал – 3 человека. На заработную плату для этого персонала было потрачено 1062 тысяч рублей. Общие производственные траты составили 85,8 тысяч рублей, административно-управленческие – 59 тысяч рублей, зарплата руководителей Управления – 49,5 тысяч рублей. Всего трат было на 194,3 тысяч рублей.
Интересно, что прямые убытки Управления трамваев составили 9776,8 рублей. Главною статьей этих убытков стали немецкие оккупационные организации и воинские части, которые в отдельных случаях забирали для своих нужд автотранспорт, запчасти и различное хозяйственное имущество. В некоторых случаях немцы компенсировали местным их убытки, однако часто воинские части срочно перебрасывали из Харькова на фронт (не нужно забывать, что Харьков был важным транспортным узлом Вермахта на Востоке) и поэтому местные не успевали получить компенсацию. 
С остановкой транспортного движения осенью 1942 года руководство города было заинтересовано в сохранении квалифицированных рабочих кадров. С этой целью Управление трамваев с 1 ноября организовало специальный отдел вспомогательных предприятий, который имел две мастерские, химический цех и столовую. На 1 января 1943 года в этом отделе работало 42 человека, а сам этот отдел принес чистой прибыли в 36,4 тысяч рублей.
В феврале-марте 1943 года Харьков стал ареною боевых действий. 16 марта немцам усилиями Танкового корпуса СС удалось во второй раз захватить Харьков (подробнее об этом читайте здесь). Началась новая, почти пятимесячная оккупация города. Судя по существующим документам, в 1943 году общественный транспорт в Харькове не функционировал. Окончательно освобождение Харькова пришло 23 августа 1943 года.

вторник, 1 июля 2014 г.

Финские добровольцы в войсках СС в 1943-1945 годах

В 1941 году в рамках войск СС из финских добровольцев был сформирован батальон, включенный в дивизию СС «Викинг», как 3-й батальон полка СС «Нордланд» (ІІІ/«Nordland»). Служившие в нем финны проявили себя в боях с самой лучшей стороны, заслужив репутацию храбрых и преданных бойцов. 256 из них сложили головы в борьбе за Новую Европу и против большевизма.
Флаг финского батальона СС

После того, как летом 1943 года батальон был расформирован, его солдаты должны были продолжить свою службу в финской армии. В этой связи важно отметить несколько ключевых моментов, необходимых для понимания последующих событий. В частности, главнокомандующий армии Финляндии маршал Карл-Густав Маннергейм, пожалуй, самая влиятельная фигура в Финляндии в 30-40-х годах, был изначально категорически против формирования этого батальона, в связи с чем заявил «резкий протест», еще в момент его создания. Впоследствии Маннергейм постоянно стремился ограничить приток в батальон новых добровольцев, мотивируя это тем, что Финляндия сама в них нуждается. После того, как летом 1943 года у финских добровольцев истек срок их контракта, батальон прибыл в Финляндию для отдыха и пополнения. Большинство его солдат и не думали порывать с войсками СС, и были уверены, что «после отдыха и доукомплектования они опять будут обратно направлены на немецкий фронт». Однако Маннергейм все решил за них, даже вопреки мнению некоторых финских официальных инстанций. Пока финские эсэсовцы проводили торжественные парады и демонстрировали всей Финляндии свой эсэсовский дух, Маннергейм отправил к ним своего представителя, чтобы «сообщить, что запрещаю им подписывать новые контракты и подниматься на борт корабля, который должен доставить их в Германию».
Финские добровольцы прибывают домой.
Они еще не знают, что их служба в войсках СС окончена 

Одновременно в Финляндии началась пропагандистская кампания против эсэсовского батальона, и солдаты, проявившие отвагу на советско-германском фронте, вдруг обнаружили, что у них на родине к ним относятся как к «предателям своей страны», «беглецам», «полицейским подмастерьям» и так далее. Как метко заметил один финский историк: «то, как их встречали на родине, возможно, для них было самым большим за всю их прежнюю службу в СС разочарованием». Общественное мнение Финляндии также уже было настроено против существования финского батальона в рамках войск СС. Кроме этого, в течение месяца пока шли консультации и переговоры, солдаты батальона находились на отдыхе в весьма двусмысленной ситуации. Они не имели понятия о своей дальнейшей судьбе, а население их страны не считало их героями. Дисциплина в батальоне падала, и поэтому когда пришло распоряжение о том, что солдат распределят по частям финской армии, многие восприняли это с облегчением, поскольку закончилась томившая всех неопределенность.
Столкнувшись с такой твердой позицией финской стороны, официально мотивированной «потребностью Финляндии в своих собственных сыновьях», Германия «скрепя зубы» была вынуждена согласиться с ликвидацией финского добровольческого батальона. В принципе, это объясняется тем, что Финляндия для Германии была союзным государством, а финские солдаты, как граждане Финляндии, прежде всего, считали себя связанными присягой своей стране. Большинство из них были кадровыми дисциплинированными солдатами финской армии. Им отдали приказ, они его выполнили. Тем более, враг был общим, а финская армия нуждалась в их боевом опыте и воинской доблести.
Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер заявил, что батальон распускается «на том основании, что он не хотел, чтобы бойцы батальона оказались в противоречии со своим долгом», и обратился к финским добровольцам с личным посланием, в котором заявил, что «ждет их нового поступления на службу в СС» и «будет этому искренне рад, поскольку это служба вытекает из давнего духа немецко-финского братства по оружию».
Нарукавный щиток финского добровольца СС
 Однако с учетом пожеланий Германского Рейха, маршал Маннергейм заявил, что желающие добровольцы «имеют возможность вернуться на сверхсрочную службу в войска СС». Правда, практическая реализация данного разрешения была весьма затруднена. Но некоторые все же воспользовались предоставленной возможностью, в частности офицер финской армии Ульф-Ола Олин, а также его двоюродный брат роттенфюрер СС Ларс-Эрик Экрот – оба они служили в рядах дивизии СС «Викинг». Однако в целом, в войска СС, прежде всего в дивизию СС «Викинг», вернулись лишь считанные финские добровольцы. Это стало результатом событий в момент ликвидации батальона, когда солдат обработали пропагандой и общественным мнением, одновременно поспособствовав падению морального духа, а затем вдруг переобмундировали в финскую униформу и распределили по частям финской армии. Впрочем, имея разрешение Маннергейма, финские добровольцы находились в Германии вполне легально. Однако общее их количество в «Викинге» было слишком незначительным, чтобы сформировать из них хотя бы одно национальное подразделение, даже уровня роты. Скорее всего, от силы их набралось десятка два, не больше.
После расформирования солдаты батальона были распределены по различным частям финской армии, поскольку руководство Финляндии не желало иметь у себя насквозь пропитанный эсэсовским духом батальон, которому оно не могло до конца доверять. Однако по отдельности солдаты и офицеры бывшего батальона СС каким-либо притеснениям подвержены не были. В этой связи интересен показательный факт: 282 финских рядовых и унтер-офицеров войск СС в армии Финляндии стали офицерами. 113 прежних финских добровольцев СС отдали свои жизни сражаясь уже в рядах армии Финляндии.
Впрочем, со своей стороны рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер не забыл о своих финских добровольцах и продолжал оказывать им всяческую помощь. Так, в Хельсинки был основан специальный центр, оказывающий поддержку бывшим финским эсэсовцам и членам их семей. В Германии, планы набора новых добровольцев из Финляндии в войска СС продолжали строиться, однако по разным причинам, но прежде всего – из-за позиции финских властей, никакой практической реализации они не получили. Известны лишь единичные случаи, когда в 1943-1944 годах финские добровольцы вступали в части войск СС, в основном это касается дивизии СС «Норд», действовавшей в Карелии. В частности, среди них были ветераны финского батальона Кеннет Хенрикссон и Олави Койстинен.
Тем не менее, в Управленческой группе «Д» (Германские СС) Главного управления СС существовал финский отдел, где служили финские офицеры войск СС. Также в 1943 году в Берлине (на Хаммерштайнштрассе в районе Далем) был открыт финский связной отдел войск СС (Finnische Verbindungsstelle), которое возглавлял унтерштурмфюрер СС Клаес Пурьо, а затем, с середины 1944 года – унтерштурмфюрер СС Антти Аальтонен.
Плакат пропагандирующий финско-немецкий
союз по оружию

После того, как Финляндия в сентябре 1944 года заключила перемирие с СССР и вышла из войны, Германия предприняла ряд усилий по привлечению финских добровольцев в ряды Вермахта. В частности, сражавшаяся в Карелии 6-я горная дивизия СС «Норд» должна была организовать запись финских добровольцев в ряды войск СС. Где-то в недрах Главного оперативного управления СС даже возникла идея сформировать 41-ю добровольческую дивизию СС «Калевала» (финская № 1).
Однако немецкие надежды привлечь к себе значительное количество финских солдат были повержены в прах. По словам представителя Вермахта в Финляндии генерала Эрфурта, «те финны, которые стремились вступить в германский Вермахт, представляли собой исключение, большинство же даже не думало срывать принятый финским правительством политический курс и отказывать маршалу (Маннергейму – Р.П.) в повиновении». В этой связи одной из трагических страниц финской военной истории является участие ветеранов добровольческого батальона в боях против немецких войск. По меньшей мере, шесть их них погибли в боях с немцами.
Некоторая часть этого последнего «финского призыва» оказалась в рядах действующей в Карелии горной дивизии СС «Норд». Стоит отметить, что после того как в конце 1944 года дивизия СС «Норд» была переброшена на Западный фронт, то финские добровольцы из ее состава принимали участие в боях против американских войск. В то же время, некоторые финские волонтеры оказались также и в частях Вермахта, в основном из состава немецкой 20-й горной армии в Лапландии.
В конце 1944 года количество финских добровольцев незначительно выросло. Отступая с территории Финляндии, немецкие войска захватили в плен сотни финских солдат, которых они перегнали в северную Норвегию. Сюда прибыли два финских офицера СС – гауптштурмфюрер СС Юко Итяля и унтерштурмфюрер СС Клаес Пурьо с целью вербовать военнопленных финнов в войска СС. Ценой их усилий только 68 финнов, из которых было 8 офицеров, изъявили желание пойти на немецкую службу. Под руководством Итяля они проходили обучение в норвежском городке Конгшвингер. В итоге эти добровольцы были приведены к присяге на верность Адольфу Гитлеру, которого именовали «фюрером всех немцев и покровителем националистической Финляндии». Затем они были отправлены в Германию, по видимому в дивизию СС «Норд».
Кроме них еще некоторое количество добровольцев прибыло в Германию или на подконтрольные ей территории из самой Финляндии. В целом, в конце войны финны служили в различных эсэсовских структурах, дивизиях СС «Викинг», «Норд» и «Нордланд». Еще один финский доброволец, Юхани Сарасало, служил в истребительном соединении СС.
Всего по усредненным оценкам М. Рикменшполя от 100 до 200 финнов служили в войсках СС с конца 1944 года и вплоть до конца войны, хотя лично нам кажется, что общее количество едва ли превышало 150 человек.
В принципе, такая незначительная их численность вполне объяснима, поскольку финны банально не имели никакой мотивации для этого. Причины этого нам видятся в следующем:
- абсолютное большинство финнов, даже прогермански настроенных, были полностью лояльны фельдмаршалу Маннергейму и не собирались ничего предпринимать против него;
- в отличие от всех остальных немецких союзников, Финляндия выйдя из войны сохранила свою политическую систему и уклад жизни, а ее территория избежала вражеской оккупации. Это благоприятно отразилось на лояльности армии и населения к власти и режиму, а в стране не было политического и общественного раскола по поводу смены курса;
- общественное мнение говорило о необходимости национального единства перед лицом ожидавших страну тяжелых испытаний;
- иллюзий касательно конечной немецкой победы уже никто в Финляндии не испытывал.
В заключение как всегда уделим внимание биографиям. Всего поименно известно 12 финских офицеров, которые остались служить в войсках СС после расформирования финского добровольческого батальона.
1. Аальтонен Антти-Николай, оберштурмфюрер СС. Родился 22 июня 1922 года в Лоимаа. В Германию прибыл 25 мая 1941 года. Служил в 3-й роте разведывательного батальона дивизии СС «Викинг». Выпускник юнкерской школы СС в Бад-Тёльце (8-й кадетский класс). Остался в рядах войск СС после расформирования батальона, служил в Управленческой группе «Д» Главного управления СС в управлении «ДI» (планирование) и возглавлял финский связной отдел войск СС. Стал членом организации СС (билет № 455 927). Умер 26 сентября 1996 года.
2. Аеймелакус Нильс-Густав, гауптштурмфюрер СС. Родился 31 января 1915 года в Кайаани. В Германию прибыл 8 мая 1941 года. Служил в штабной роте саперного батальона дивизии СС «Викинг», тяжело ранен в правую руку летом 1941 года. Награжден Железным крестом 2-го класса. После служил в Главном управлении СС. Вернулся в Финляндию в 1947 году, умер 11 июня 1966 года в Хельсинки.
3. Боманн Унто-Ильмари, унтерштурмфюрер СС. Родился 28 сентября 1907 года в Турку. В Германию прибыл 8 мая 1941 года. Служил в 11-й роте полка СС «Вестланд», получил ранение на советско-германском фронте, затем был офицером связи финского добровольческого батальона СС в Берлине, и служил в Главном управлении СС. Награжден Железным крестом 2-го класса, Крестом военных заслуг 2-го класса. Оставил службу в СС весной 1944 года. Умер 27 октября 1970 года в Малаге (Испания).
4. Дункер Кай-Хенрик, оберштурмфюрер СС. Родился 21 ноября 1917 года в Тампере. В Германию прибыл 17 мая 1941 года. Служил в 6-й батарее 5-го артиллерийского полка СС дивизии СС «Викинг». Был ранен осенью 1944 года, после чего числился в составе учебного артиллерийского полка СС. 4 апреля 1944 года демобилизован. Кавалер Железного креста 2-го и 1-го классов, Общего штурмового знака. Умер 28 ноября 1992 года в Хельсинки.
Юко Итяля в своем офисе в Берлине

5. Итяля Юко, гауптштурмфюрер СС. Родился 21 декабря 1916 года в Мёнтше. Служил в 5-м артиллерийском полку СС, а в 1942 году перешел на инструкторско-преподавательскую работу, как специалист по войне в зимних условиях. В момент расформирования батальона он оставался в Германии. Служил инструктором в лагере СС «Зеннхайм», в Команде пополнения «Норвегия» (SS-Ers.Kdo.Norwegen), в частности, Итала был инструктором в норвежской лыжной роте СС. После того, как Финляндия вышла из войны, Итяля вместе с унтерштурмфюрером СС Пурио прибыл в Лапландию, в Рованиеми, чтобы вербовать военнопленных финнов в войска СС. После войны вернулся в Финляндию, умер 20 июля 1990 года в Хельсинки.
6. Карвинен Госта-Антти, унтерштурмфюрер СС. Родился 7 июня 1918 года в Виипури. В Германию прибыл 17 мая 1941 года. Служил в 10-й роте полка СС «Германия», в июле 1944 года числился в составе 12-го панцер-гренадерского учебно-запасного батальона СС. Уволен со службы в 1944 году. Умер 7 января 1953 года в Хельсинки.
Калерво Куркиала

7. Куркиала Калерво-Лаури, оберштурмбаннфюрер СС. Родился 16 ноября 1894 года в Лангельмаки. В Германию прибыл в конце 1941 года. Был офицером связи с финской стороны при батальоне, после служил в Главном управлении СС, Управление D. Пожалуй, один из самых известных финских офицеров войск СС. Награжден крестом военных заслуг с мечами 2-го и 1-го классов, Орденом Германского орла 1-го класса, Медалью за зимнюю кампанию на Востоке 1941-1942. Оставил службу в СС в конце 1944 года. Умер 26 февраля 1966 года в Швеции.
8. Лаурелл Кай-Вильгельм, унтерштурмфюрер СС. Родился 25 ноября 1920 года в Ваасе. В Германию прибыл 5 июня 1941 года. Служил в 11-й роте полка СС «Нордланд». Выпускник юнкерской школы СС в Бад-Тёльце (9-й кадетский класс). 7 сентября 1944 года был зачислен в Главное управление СС, в Управленческую группу «Д», как офицер связи от финских добровольцев. Умер 23 апреля 1967 года в Иккесунде (Швеция).
9. Линдберг Ким-Конрад, гаупштурмфюрер СС. Родился 1 сентября 1916 год в Штутгарте. Служил в Главном управлении СС. Уволен со службы 30 июня 1944 года. Другие подробности неизвестны.
Ола Олин, легендарный финский танкист

10. Олин Ульф-Ола, оберштурмфюрер СС. Самый знаменитый и наиболее награжденный финский эсэсовец, а также самый знаменитый танкист за всю историю Финляндии. Родился 18 июля 1917 года в Хельсинки. В Германию прибыл 25 мая 1941 года. Служил в 4-й роте батальона, затем в 7-й роте 5-го танкового полка СС. Воевал на танке «Пантера», стал командиром взвода. Олин отличился в боях на Волыни и в Польше летом 1944 года и за свою выдающуюся отвагу был награжден Германским крестом в золоте. Всего на его счету было 34 советских танка и 11 противотанковых орудий. Умер 11 января 1995 года в Касселе (Германия).
11. Пурьо Клаес-Брор, унтерштурмфюрер СС. Родился 10 января 1918 года в Тампере. Выпускник юнкерской школы СС в Бад-Тёльце (9-й кадетский класс). Служил в 10-й роте полка СС «Нордланд», затем в Главном управлении СС. В момент расформирования батальона оставался в Германии. Он был первым руководителем финского связного отдела войск СС, в 1944 году сменен Аальтоненом. Находился в рядах войск СС до самого конца войны. Осенью 1944 года вместе с Юко Итяля вербовал пленных финнов в войска СС. Одновременно занимался планированием диверсионной войны в Финляндии. Поздней осенью вернулся в Берлин и некоторое время был диктором на радио вещавшем на Финляндию. Награжден Крестом военных заслуг 2-го класса. С 1946 по 1950 года служил во Французском иностранном легионе в Индокитае. Умер 27 марта 1996 года в Хельсинки.
12. Сарасало Юхани-Каарло, унтерштурмфюрер СС. Родился 28 февраля 1923 года в Лапинлахти. В Германию прибыл 25 мая 1941 года. Служил в 1-й батарее зенитного дивизиона дивизии СС «Викинг», в 3-й роте разведывательного батальона, в Главном оперативном управлении СС, в полку особого назначения «Бранденбург-800», в запасной роте добровольческого батальона, в финском отделе Главного управления СС, в 6-й горной дивизии СС «Норд», в истребительном соединении СС и штабе армейской группы «Штайнер». Награжден Железным крестом 2-го класса.
Мы видим, что из этих 12 до конца войны прослужили семь человек, остальные в итоге оставили службу в 1944 году. При этом семь человек служили не на фронте, а в Главном управлении СС или подобных структурах. Однако это не означает, что они бесполезно протирали штаны в офисах, наоборот, такая служба была чревата большими хлопотами и серьезной ответственностью. Также в списке присутствуют трое выпускников юнкерской школы СС в Бад-Тёльце, отметим, что всего 21 финн окончили это престижное офицерское училище.
Что касается самого известного финского солдата – легендарного Лаури Тёрни, то вопреки многим мифам, в войсках СС он служил только очень короткий срок в 1941 году, уже 31 июля 1941 года он вернулся в Финляндию, где и дальше служил в рядах финской армии. После выхода Финляндии из войны, Тёрни, убежденный антикоммунист, добровольно отправился в Германию и изъявил желание сражаться в Вермахте, при условии, что его не заставят воевать против Финляндии. Первоначально он служил инструктором, а затем был направлен командиром роты в дивизию морской пехоты (но не в войска СС!). За отвагу в боях Тёрни был награжден Железным крестом 2-го класса. Он пережил Вторую Мировую войну, однако погиб в 1965 году во Вьетнаме, будучи майором войск специального назначения армии США. Забавно все же получается - самый лучший финский солдат - Тёрни и самый лучший танкист - Олин, служили именно в немецкой армии.
Также в нашем распоряжении есть информация об упоминавшемся выше двоюродном брате Олина. Роттенфюрер СС Ларс-Эрик Экрот попал в американский плен, где был подвергнут пыткам. От их последствий он и скончался вскоре после освобождения из плена. Стоит добавить, что по возращению в Финляндию некоторые из добровольцев подвергались судебному преследованию, однако широких масштабов репрессии против них так и не приобрели. Многие из них, в частности тот же Итяля добились больших успехов в жизни и бизнесе.