суббота, 30 августа 2014 г.

В "Стальных грозах" Эрнста Юнгера

Оберлейтенант Эрнст Юнгер
после войны на обложке
одного из первых
изданий своей книги
Эрнст Юнгер, один из самых знаменитых солдат Первой Мировой, собравший чуть ли не полный бант высших военных орденов Кайзеровской Германии, проведший в окопах Западного фронта 4 года и раненый 14 раз («пять винтовочных выстрелов, два снарядных осколка, четыре ручных гранаты, одна шрапнельная пуля и два пулевых осколка») после войны на основе своего фронтового дневника написал книгу, в которой рассказал о войне какой она виделась обычному пехотному лейтенанту. Пожалуй, это одна из самых важных книг о войне как таковой, сейчас, к сожалению, малоизвестная, недооцененная и подвергаемая критике. Все дело в том, что Юнгер оказался антиподом Ремарка (а также целой когорты других авторов-ветеранов, писавших исключительно в антивоенном духе – тот же Барбюс или Тершански), и в своей книге он популяризировал и романтизировал войну, а не осуждал и критиковал. 
Боевые награды Эрнста Юнгера
В принципе, как такого воспевания войны в этой книге нет. Война для лейтенанта Юнгера – это веселое и захватывающее приключение. Да, на ней можно легко расстаться с жизнью, но значит судьба такая, и ничего тут не поделаешь. «В таких ситуациях нужно быть фаталистом» - говорит Юнгер. В каждой главе он довольно равнодушно рассказывает о гибели, часто нелепой, своих боевых товарищей, и относится к этому как к неизбежному злу, с которым просто нужно смириться, не заостряя на этом внимания. Фактически, все отношение к гибели людей в этой книге выражается фразой безвестного немецкого солдата, цитируемого Юнгером: «Еще вчера тут жил один лейтенант, пойдем, поглядим, что от него осталось». Подобное восприятие военной реальности резко диссонирует со многими распространенными, а значит, привычными, картинами войны – переживания из-за гибели друзей, моральные потрясения, долгие размышлизмы о том, зачем нужна война и неизбежный итоговый вывод, что это зло. Однако ничего такого у Юнгера нет, а мысли его направлены на то, как убить скуку – не сходить ли на вылазку к окопам противника? Тем не менее, нельзя сказать, что гибель товарищей оставляла его равнодушным: «И если десять из дюжины погибали, то двое оставшихся с убийственным постоянством собирались в первый же вечер, чтобы в тишине  поднять бокал вина за павших товарищей». Просто, он, как и тысячи других фронтовиков, воспринимал это как естественную данность, а если так должно быть, то ничего тут не сделаешь. Психология войны – и добавить нечего.
Фенрих Юнгер в окопе
Лично мне, как военному историку, были интересны общие психологические детали, касающиеся извечного взаимоотношения «человек и война», актуальные и на сегодняшний день. «Стальные грозы» полны подобных наблюдений, приведу лишь одну из самых актуальных и впечатляющих цитат: «Прежде всего он (воинский обычай – Р.П.) научил меня ценить офицерскую трапезу. Здесь, где собирались носители фронтового духа и воинский авангард, концентрировалась воля к победе, обретая форму в очертаниях суровых и закаленных лиц. Здесь оживала стихия, выявляющая, но и одухотворяющая дикую грубость войны, здоровая радость опасности, рыцарское стремление выдержать бой. На протяжении четырех лет огонь постепенно выплавлял все более чистую и бесстрашную воинскую касту». Данное высказывание как нельзя лучше подчеркивает неизбежность появления настоящих военных профессионалов в любой воюющей армии, а самым лучшим примером будут современные украинские вооруженные силы, в которых за прошедшие четыре месяца активной борьбы с сепаратистами и террористами уже появляется такая вот опытная и «бесстрашная воинская каста». Метафорически говоря, в горниле войны закаляется сталь современного украинского солдата.
Книга Юнгера свидетельствует о том, что психология войны и солдата не меняется, в независимости от того, держит ли он в руках меч и копье или автомат Калашникова. Вот, например, наблюдение, которое будет очень полезным и для современного солдата: «Здесь я понял, что защитник, с расстояния пяти шагов вгоняющий пули в живот захватчику, на пощаду рассчитывать не может. Боец, которому в момент атаки кровавый туман застилает глаза, не хочет брать пленных, он хочет убивать. Он ничего перед собой не видит и находится в плену властительных первобытных инстинктов. И только вид льющейся крови рассеивает туман в его мозгу; он осматривается, будто проснулся после тяжелого сна. Только тогда он вновь становится сознательным воином и готов к решению новой тактической задачи». Нужные выводы из этих слов каждый сделает сам.
Юнгер после войны
Кроме этого, в громыхании «Стальных гроз» внимательный читатель увидит много интересных деталей собственно о самой Первой Мировой войне как таковой. Из того, что лично мне бросилось в глаза, хочется подчеркнуть следующее:
- солдаты вели боевые действия и погибали, часто даже не видя противника и не ведя активных действий. Это было самой главной особенностью этой войны от всех тех, которые были до нее. Постоянные артобстрелы и газовые атаки смертоносной косой выкашивали роты, в то время как на фронте видимой активности не было;
- даже до середины 1918 года германская армия сохраняла высокий боевой дух и готовность к самопожертвованию ради победы;
- применение танков союзниками никакого эффекта, кроме зрелищного на первых порах, не давало – немецкая полевая артиллерия успешно превращала танки в груды металлолома;
- союзники имели подавляющее материальное превосходство над Германией;
- несмотря на тяжелейшие условия войны немцы не испытывали ненависти к врагу как к таковому – ни к британцам, ни к французам;
- жуткий быт и реалии окопной войны. Очень неплохо это наглядно показано в хорошем французском фильме «Долгая помолвка», на немецкой стороне, судя по описаниям Юнгера было так же, если не хуже.
Благодаря всему этому Первая Мировая война во многом оказалась еще страшнее, чем Вторая – страшнее именно своей позиционной стабильностью, которая достигалась колоссальным количеством жертв с обеих сторон абсолютно без какого-то видимого результата. Пласт трупов 17-го года, накладывался на пласт трупов 16-го, который покоился на пласте из тел павших в 15-м, основывающемся на убитых еще в 1914. А фронт так и стоит где стоял, без видимых изменений. Гигантская и бессмысленная мясорубка, при всей банальности этого термина.
В этом году мир отмечает столетие с начала Первой Мировой войны. Как мы можем видеть, ничего особенного в людской психологии не поменялось и от войны нынче не застраховано ни одно государство, не важно, воинственное оно, или миролюбивое. Поэтому к войне нужно готовиться заранее – материально, морально, духовно и нравственно. В том числе и через чтение книг подобных книге Юнгера, которую я рекомендую как обязательное чтение в армии, военных училищах и кадетских корпусах.